Доброго времени суток, дорогуши! Я рад вас приветствовать на ролевой "Ouran High School Host Club" по одноименному аниме. Мы просто невероятно счастливы, что в качестве времяпрепровождения вы выбрали именно наш форум ;З. И чтобы вас отблагодарить за сие щедрый жест одобрения Клуба Свиданий, торжественно обещаем существовать в мире и гармонии, даря вам лучи радости и счастья. И естественным образом, мы ни в коем случае не сможем справиться без вашей персоны!

Academy Ouran

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Academy Ouran » Личные эпизоды » [FB] "Эта история любви - кинозал для психопата..."(с)


[FB] "Эта история любви - кинозал для психопата..."(с)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Краткий сюжет
Что приходит к вам в голову, когда вы видите близнецов? Разумеется, много самых разных мыслей и мыслишек, но едва ли Вы способны представить себе, во что может вылиться многолетняя близость двух замкнутых друг на друге детишек.
Эта история раскрывает то самое "может".
2. Место
Территория Академии... А может быть и не только ее.  Изначальное место - сад Академии
3. Дата и погода
1 февраля 2012 года. Прохладно и солнечно.
4. Персонажи
Хикару, Каору.

NB Этот флешбэк - продолжение прежних отыгрышей.

0

2

-Что? Харухи? Она… - попытался сформулировать Хикару свои мысли, но без особых успехов.
Однако, Каору всё-таки удалось понять тайный смысл этого набора слов: Хикару переживает явно не из-за неудач на любовном фронте. По крайней мере, не на любовном фронте с Харухи. Это доказывали и глаза, превратившиеся в блюдца от удивления. Но в этих блюдцах был ещё и страх. Этот страх, судя по всему, и не давал старшему Хитачиину рассказать всё своей недоумевающей половинке.
- Каору, я… я не могу. Ты всегда защищал меня, но сейчас ты отвернешься. Я не хочу пугать тебя своими демонами и еще больше – потерять. Я боюсь этого, Каору, - произнёс Хикару и отвернулся от брата, взяв того за руку. Это всегда помогало, даже в детстве. Родители ведь пытались класть их в разные кроватки, но эти двое отчаянно и самозабвенно ревели, пока измученные упрямыми детьми родители не сдавались и близняшки не оказывались в одной кроватке, только тогда они засыпали без задних ног. Вместе проще, вместе спокойнее. А одно лишь прикосновение всегда придавало сил и уверенности.
Каору вздохнул и сел на лавку справа от близнеца, полностью взял его ладонь в свою, а вторую положил на плечо, как бы прося его повернуться.
- Хикару… Я просто не представляю, что такого ты можешь мне сказать, чтобы я от тебя отвернулся! Мы с тобой всегда были и будем вместе, ты меня не потеряешь! – тихим, но твердым голос произнёс Као, искренне желая, чтобы его уверенность передалась и брату.
Као знал, что не покинет своего Хикару, что бы ни случилось. Он боялся того, что когда-то они пойдут разными дорогами, сильнее, чем Харухи боится грозы.
И нужно было быть просто бесчувственным бревном, чтобы не ощутить, что брат в последнее время несколько отдалился, слишком погрузился в свои переживания, хотя на людях продолжает улыбаться, доводить восхищённых клиенток до состояния нестояния играми в «братскую любовь». Никто вроде и не заметил перемен в этой парочке неугомонных рыжиков, только они сами. И Каору отчаянно хотел, чтобы они снова понимали друг друга даже не с полуслова – с полузвдоха. И то, что сейчас хотел сказать Хикару, явно было причиной этого отдаления.
Можно было, конечно, попытаться разрядить напряжённую обстановку, вклинив какую-нибудь неуместную шуточку о том, что «ты должен был по меньшей мере центральный банк ограбить». Однако, ключевое слово здесь – «неуместную». Као не хотел давить на брата, потому что понимал: что бы это ни было, он очень переживает, причём уже довольно долго.

+1

3

Черт...
То, что Хикару держал брата за руку, успокоения ему не принесло. Напротив. Эмоции продолжали перехлестывать через край, глаза рыжика увлажнились, и по пылающим щекам покатились две предательские прозрачные капельки. Теперь ему было еще и стыдно. Он шмыгнул носом, поспешно высвободил руку, отстранился от устроившегося рядом Каору и поднялся. Парень продолжал смотреть в куда-то в сторону: ему было боязно показывать свою слабость. Наглец и провокатор в общении с людьми, он никаких своих демонов не скрывал от младшего братика, но сейчас Хикару меньше всего хотелось, чтобы Каору видел его лицо. При этом Хитаичина нисколько, похоже, не смущали ошарашенные взгляды редких прохожих. По правде говоря, он вообще ни о чем уже не мог думать, направив все силы на то, чтобы остановить нахлынувшую волну и не разреветься совсем. От этого его взгляд затуманился, слова Каору он слышал будто издалека. Однако, последнюю фразу наш герой уловил полностью.
-Мы с тобой всегда были и будем вместе, ты меня не потеряешь!
Вот так. Близняш говорил тихо, но твердо. Так же, как и всякий раз, когда хотел поддержать. Так же, как и в ту злополучную ночь много лет назад, когда их покинула любимая няня, ретировавшись из окна по канату из связанных простыней. Тогда Хитаичины беспомощно взирали на удаляющуюся женщину, а Хикару потом метался по комнате в слезах и истерике - первый раз в жизни. Каору сначала молча наблюдал, а потом поймал своего мечущегося брата, обнял и успокоил подобными же словами: "Я никогда тебя не оставлю."
Старший Хитаичин, словно по мановению волшебной палочки, вдруг сдался. Он обернулся и предстал перед своим рыжиком таким, каким тот его вряд ли когда-нибудь видел, за исключением того случая многолетней давности - совершенно беспомощным со следами слез на щеках.
Ладно...
Хикару смирился. Смирился с тем, что будет. Он подошел к сидящему Каору и чуть наклонился. Какое-то время юноша рассматривал лицо своего близнеца, словно видит его впервые и словно не подозревает о том, что эти глаза, оказавшиеся напротив, такого же цвета как у него, будто они вовсе не похожи, как две капли воды.
Прости меня. Прости меня за то, что я делаю.
-Я не могу без тебя, понимаешь? Это безумие, потому что...
Хикару потерял над собой контроль. Теплое дыхание брата, касавшееся его лица, сводило с ума. Хитаичин, будто завороженый, коснулся щеки Каору тыльной стороной ладони. Он видел, как у рыжика расширяются зрачки, а тело бъет судорога.
-Потому что я люблю тебя.
Еще секунда - и губы братьев соприкоснулись. Для Хикару это мгновение остановилось. Он боялся быть настойчивей, к тому же опыта совсем недоставало, поэтому рыжик так и замер.
Только не отталкивай меня...

+1

4

Старания Каору оказались тщетными. Брат не только не повернулся своим ясным личиком, но ещё и встал с многострадальной скамейки.
- Чёрт возьми, Хикару, до инфаркта ж доведёшь! – подумал Као, слегка нахмурившись, наблюдая за братом.
Что за страшное преступление должен был совершить Хикару, чтобы теперь он был не в состоянии посмотреть брату в глаза? А с учётом того, сколько они вместе совершили преступлений, хвала Богам, только школьного масштаба, это должно было быть что-то серьёзное. Версия была лишь одна, но и она с треском провалилось. Следствие, как говорится, зашло в тупик, и следователь стал ждать чистосердечное признание.
Наконец, Хикару стремительно развернулся к встревоженному близнецу. Похоже, следователь наконец получит чистосердечное и раскроет преступление, но не факт, что закроет дело. Вот только признание явно будет не из лёгких: на щеках старшего Као увидел следы от слёз. Отчаянно захотелось подойти и обнять, да, чёрт, сказать хоть что-нибудь. Но он приказал себе молчать, потому что одно неосторожное слово могло сбить и без того растерянного Хикару.
Он молчал и тогда, когда брат пристально рассматривал его так, как будто никогда в жизни этого лица, которое с таким же успехом мог увидеть в зеркале. Молчал, а в голове вертелось столько вопросов: «Что с ним всё же происходит?», «С чего этот пронзительный взгляд?», «Почему до сих пор молчал?». Вопросов много, а ответ всего в двух фразах:
-Я не могу без тебя, понимаешь? Это безумие, потому что... Потому что я люблю тебя.
А вот теперь глаза Каору превратились в блюдца: этого он никак не мог ожидать. Они ведь с самого детства были вместе, они не умеют существовать друг без друга и по одиночке не чувствуют себя полноценными. Для них нет ничего противоестественного в том, чтобы держаться за руки, спать в одной кровати.
Вот только кто бы мог подумать, что один брат заболеет, заболеет вторым… Каору трясло, било крупной дрожью от шока, от осознания того, сколько боли он наверняка причинил своему солнышку. Он никогда не думал ни о чём таком, но мог представить, что это такое, когда рядом человек, которого любишь, желаешь до дрожи, ты отчаянно хочешь коснуться, до жжения в пальцах, но нельзя, и это «нельзя» постоянно бьётся в голове, удерживая тебя.
И, видимо, это признание сорвало стоп-кран где-то внутри у Хикару, злосчастное «нельзя» ушло на второй план, и он коснулся своими губами губ брата. Нельзя отталкивать брата сейчас, и Каору это прекрасно понимал, ибо это вполне могло стать контрольным в голову. На несколько секунд он просто оцепенел, не зная, как реагировать. Однако, его рот не приоткрылся от удивления, согласно классике жанра, позволяя углубить поцелуй. Напротив, оправившись после шока, Као не стал отталкивать брата, то чуть отстранился и прошептал:
- Хикару, пожалуйста…
Что «пожалуйста», наверное, и сам Каору не смог бы объяснить и под страхом смертной казни, но он надеялся, что брат его поймёт. Как всегда…

Отредактировано Kaoru (2012-07-16 19:50:22)

+2

5

Бессонные ночи, угар воспаленных глаз как следствие, долгие внутренние метания, доводящие до полубезумия, на какое-то мгновение, что называется, сорвали предохранительный клапан. Как назвать это? Мог ли Хикару подумать, что даже легкое и почти невинное - если опустить предшествовавшие тому слова - прикосновеное губ вызовет с одной стороны дикий озноб и оцепенение тела, а с другой - столь же дикий жар ударившей по вискам крови?
Это была она - эйфория, чувство ирреальности,  взрывная гамма эмоций, от которых закладывает уши. Испытать такое повезет не каждому, но познавший это вам расскажет, что если и думает о чем-то человек в такие секунды - то точно не о последствиях своих поступков. И не о реакции прохожих, которые в нашем случае испытывали глубокий культурный и не очень культурный шок, хотя, по счастью, вмешаться никто не осмелился.
Хикару, пожалуйста...
Тихий шепот вывел рыжика из этого состояния. Мышцы расслабились, и он грохнулся на колени перед сидевшим на лавочке братом. Блуждающим взглядом он посмотрел на своего любимого близнеца. Каору не оттолкнул его. В глазах рыжика не было и тени обвинения, хотя Хикару своим поступком предал его.
Вряд ли ты так представлял себе свой первый поцелуй.
Хитаичин вдруг подумал, что этот его единственный проступок крушил их мир даже сильнее, чем все то, что сделала прежде Фудзиока. Они не смогут быть прежними, потому, что Рубикон был перейден. Теперь они вряд ли будут как обычно спать в одной постели, привычные прикосновения задним числом приобретают иной смысл, а каждодневные их выходки в клубе станут испытанием. В самом деле, если поначалу "братская любовь" тяжело давалась только одному, -ведь каждое объятие на публику, скрещенье ног и сплетение рук для Хикару было сравнимо с ударом током, то отныне это становилось проблемой для обоих. Теперь, когда юноша осознал содеянное, его начала одолевать паника.
Я ведь не умею жить без тебя. Как и ты без меня. Я забираю у тебя прошлое. Что же я наделал, любимый мой мальчик...
-Прости меня.
Парень осторожно взял ладонь брата и, вложив ее в свою, поцеловал запястье похолодевшими губами.
-Я не хотел делать тебе больно, Каору,- вздохнув произнес он, - И я не знаю, что мне делать. Ты всегда был рядом, ты оберегал меня. И это стало моим проклятием.
В голове у старшего близнеца крутились сотни мыслей. Каору же продолжать молчать. Несколько секунд братья так и смотрели друг на друга.
-Не молчи! Лучше ударь.
Хикару, отпустив брата, нашел в себе силы подняться в полный рост.
-Сделай что-нибудь, Каору... Хоть скажи, что сделать мне, - судорожно сглотнув, попросил наш герой.
Он не мог понять, что происходит. Ощущение беспомощности давило, но задавать вопросы Хитаичин не решался, хотя их у него имелось в избытке.

+1

6

Каору находился в состоянии глубочайшего культурного шока. Он, конечно, предполагал, что Хикару находится в таком состоянии из-за дел сердечных, но никак не думал, что эти дела связаны с ним самим. Младший рыжик совершенно не знал, что сказать или сделать. Броситься на шею, признаться в вечной любви и пообещать умереть в один день он не мог, просто потому что не чувствовал того, что чувствует Хикару. Оттолкнуть тоже не вариант: он слишком дорожил братом, чтобы причинить ему такую боль.
Однако, из ступора его вывел поступок отчаявшегося близнеца: он упал на колени перед растерянным Каору и поцеловал запястье.
-Я не хотел делать тебе больно, Каору. И я не знаю, что мне делать. Ты всегда был рядом, ты оберегал меня. И это стало моим проклятием, - произнёс Хикару, глядя на брата.
До этого момента на лице Каору нельзя было прочитать ничего кроме удивления или, если угодно, шока. Но теперь к этим эмоциям добавилось ещё и негодование. Его Хикару, гордый и независимый, стоит на коленях перед ним в школьном саду, где прохаживаются другие ученики, у которых от развернувшейся глаза по пять копеек.
Стыд? Нет, дело совсем не в этом. Откровенно говоря, мнение окружающих своенравных Хитачиинов никогда особо не волновало. Просто они никогда и ни перед кем не унижались, даже слово «прости» в их лескиконе появлялось крайне редко: что уж душой кривить, определённая доля снобизма им присуща. А тут такое…
- Хикару, Бога ради, встань! – звенящим голосом воскликнул Каору и продолжил более спокойно, но по-прежнему с неким осуждением глядя на брата. – Не смей так унижаться ни перед кем.
Наконец Хикару поднялся и тихо попросил:
-Сделай что-нибудь, Каору... Хоть скажи, что сделать мне.
И непонятно, что отвечать на эту отчаянную просьбу, крыть абсолютно нечем. Что можно сказать или сделать, когда вся твоя жизнь переворачивается из-за одной фразы? Всего три слова, роковых слова, и их мир уже вряд ли когда-то станет таким, как прежде. Теперь их игра на публику превратится в пытку: один будет сходить с ума от отчаяния, а другой – от чувства вины. А их прекрасные любительницы МОЭ будут по-прежнему краснеть, бледнеть и переливаться всеми цветами радуги при виде прекрасной «братской любви». Думать о том, что будет дальше, не хотелось, но притворяться, что всё, как раньше, тоже не выход…
- Что я могу сказать или сделать? – беспомощно сказал Каору. – Ты же знаешь, я не чувствую того же. Так что я могу? Просить забыть? Было бы прекрасно, но это невозможно. Прекратить общаться? В нашем случае и это не вариант.

+1

7

- Что я могу сказать или сделать? Ты же знаешь, я не чувствую того же. Так что я могу? Просить забыть? Было бы прекрасно, но это невозможно. Прекратить общаться? В нашем случае и это не вариант.
Хикару совершенно отупевшим взглядом посмотрел на брата.
Ну что ж, вот мы все и выяснили...
Нет, близнец всерьез не думал о том, что и в этом случае они разделят свои чувства на двоих, - это ведь только в дешевых голливудских мелодрамах так бывает: любовная любовь, от которой у среднего зрителя появляется оскомина уже минуте на двадцатой. Но если начистоту, то человек в глубине души до последнего надеется на чудо, когда дело доходит до невзаимных ощущений. Чуда не получилось, а сказочный момент промчался очень быстро. Теперь старший Хитаичин оказался поставленным перед тем фактом, что в своих желаниях он пролетает как фанера над Парижем. Оно и верно: как говорят, жила-была девочка - сама виновата.
Так, тряпка, а сейчас ты соберешься.
Он прикрыл глаза, чтобы Каору не увидел его тупого, потрясенного взгляда: на деле все должно было оставаться как прежде, а это означало, что он, Хикару, обязан нести ответственность за них обоих, - и плевать, что как правило, выходило как раз наоборот. Ничто не мешало юноше оставаться жить в светлых иллюзиях, что это он принимает решения.
-Каору, - проговорил парень, открыв глаза, - По правде говоря, кхм...
Близнец осекся, поразившись, насколько сиплым вдруг стал его голос. Тихонько кашлянув и пробормотав для верности "три-четыре", Хикару продолжил:
-По правде говоря, - он ухмыльнулся и вздернул плечи, - Это все чушь. Я сам не понимаю, что нёс. Недосып, должно быть.
Рыжик теперь выглядел так же - как и обычно: чуть более нервным, чем его младшая "копия", с прежними веселыми чертями в глазах. Как известно, если хочешь, чтобы человек поверил в твою ложь - лгать надо так, словно сам в свои слова веришь.
-Извини, что потревожил тебя таким образом. Вот до каких выходок способна бессоница довести!, - парень нарочито заливисто посмеялся, - Я думаю, что нам стоит вернуться домой. Что скажешь? Я позвоню шоферу.
Протараторив это, Хикару сделал несколько шагов назад, отвернулся и набрал в мобильном номер их личного водителя. Сердце в груди барабанило с такой скоростью, что при внимательном рассмотрении пульсирование шеи становилось очень заметным.

+2

8

И их заклинание оказалось невечным. Каору и предположить не мог, что когда-нибудь их карета превратится в тыкву. Да, насчёт игры в счастливую семью с клубом он сомневался, но милорд по-прежнему папочка, Кёя – мамочка, а вот действие их заклинания закончилось. И что самое ужасное, так это полнейшая неопределённость. В случае безответных чувств любые другие могли бы сделать ручкой, разойтись, как в море корабли, пострадать для приличия и забыть эту историю через пару месяцев. Они разойтись не могли даже не пару месяцев. Как говорится, миссия невыполнима.
Взгляд Хикару говорил всё лучше любых слов: разочарование, боль – всё в одном флаконе. Дико хотелось отвернуться, чтобы не видеть этого взгляда, выворачивающего душу наизнанку. Но Каору смотрел брату прямо в глаза: он сказал то, что было на самом деле. Да, больно, но зато честно. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Хотя сейчас Хикару вряд ли вспомнил эту народную мудрость, да, даже если и вспомнил, то легче ему  вряд ли стало.
Им обоим хотелось отмотать всё назад: одному, чтобы оставаться в блаженном, как оказалось, неведении, а не терроризировать брата с расспросами, а другому, чтобы не рушить всё для второго. Хикару предпринял попытку попытку, заранее обречённую на провал:
-По правде говоря. Это все чушь. Я сам не понимаю, что нёс. Недосып, должно быть.  Извини, что потревожил тебя таким образом. Вот до каких выходок способна бессоница довести! Я думаю, что нам стоит вернуться домой. Что скажешь? Я позвоню шоферу.
Надо отдать близнецам должное, при желании они могут обвести вокруг пальца кого угодно, а потом без всякого зазрения совести позлорадствовать над попавшимся на их удочку простачком, вот только друг друга обманывать куда как сложнее.
- Домой так домой, - произнёс Каору, пристально наблюдая за братом. Его явное нежелание встречаться взглядом со своей младшей копией не могло укрыться от самой этой копии: слишком уж много лет тренировки в чтении мыслей друг друга с полувзгляда, полужеста у них было.
Каору обошёл брата, всё ещё разговаривающего с их шофёром, которого явно не обрадовало решение близнецов: ехать-то за этими злостными прогульщиками ему. Однако, сейчас обоим было плевать с высокой колокольни на современную японскую литературу, да и классические хокку их волновали мало. Продолжил младший рыжик гораздо тише, не зная, услышит его Хикару или нет:
- Или точнее какие выходки способны довести до бессонницы. Нам нужно искать новое заклинание, братик…

Отредактировано Kaoru (2012-08-05 20:51:38)

+1

9

Пока в трубке один за другим шли гудки, Хикару нервничал, легонько шаркая носком ботинка по асфальту. Он нарочно выпрямил спину и расправил плечи так, чтобы выглядеть со стороны спокойным и собранным, но вдобавок к пульсирующей жилке на шее его волнение выдавали теперь вздрагивающие руки.
Возьми трубку. Возьми трубку, ну же, твою мать!
Боязнь, что вот сейчас случится что-то непредвиденное, подгоняла рыжика. Признавшись в своих чувствах, парень теперь ощущал себя ненамного спокойнее, чем прежде. Груз, прессовавший ему мозги, не ушел, а лишь принял другую форму. Сейчас Хикару просто хотелось увезти Каору отсюда, - подальше от места, которое они оба навсегда запомнят. И уж конечно наш герой теперь знал, что никогда больше так не потревожит свою "вторую половину".
-Да, молодой господин, слушаю Вас, - в трубке, наконец раздался голос водителя.
-Наконец-то. Где тебя носит? Я хочу, чтобы ты немедленно подъехал. Мы с Каору едем домой. - Хитаичин явно решил выместить свое раздражение на водителе, и заговорил громким, но периодически срывающимся голосом.
-Да, господин. Что-то случилось?
Конечно, домашний этикет запрещал слугам задавать хозяевам лишних вопросов. Но эти двое сорванцов с раннего детства оказывались одни в огромном доме, и только штат прислуги, - тихой, бессловесной прислуги - фактом своего существования говорил двум маленьким мальчикам, что в мире, кроме них, еще есть и другие люди. В конце концов заскучавшие братья избрали объектом своих игр и шуток именно слуг, так что со временем некоторые из них удостоились права говорить с ними чуть более неформально, чем это было возможно изначально. Ёсио, водитель, был как раз одним из таких.
-Не твоё дело. Вези нас домой, я сказал! - Хикару бросил трубку. Число тех случаев, когда Хитаичины были откровенно грубы с кем бы то ни было, представлялось возможным сосчитать по пальцам одной руки, а сейчас добавился и еще один. Внезапно подумав, что неплохо бы извиниться перед стариком, парень услышал тихий голос своего близнеца:
- Или точнее какие выходки способны довести до бессонницы. Нам нужно искать новое заклинание, братик…
Ты всегда так любил метафоры, которых я не понимал. И почему сейчас мне все понятно?
Хикару посмотрел на Каору. Они все еще были частью одного целого, как тот кулон в форме сердца с их фотографией, что их мать любила носить. Вообразив, что этот самый кулон треснул надвое, старший близнец вздрогнул. Его лицо оставалось безмятежно-спокойным, хотя на секунду парню почудилось, что теперь и у Каору  в глазах тоже есть нечто болезненное, а это означало, что половину чувств они все же разделили. Не лучшую половину, прямо скажем.
-Не нужно, - наш герой улыбнулся, - Я никогда больше тебя не потревожу. Помнишь, когда ушла няня, ты успокаивал меня?, - глаза его загорелись, - "Тихо, Хикару, ничего не было, тебе это снится...", - нараспев произнес рыжик, - Может, и в этот раз нам все приснилось?
Если ничего нельзя исправить, позволь просто быть рядом. Все будет как прежде.
Зазвонил телефон, а это означало, что машина ожидает братьев у ворот. Нажав кнопку отклонения вызова, Хикару пошел по направлению к выходу с территории Академии. Вдруг поняв, что Каору мешкает, он обернулся и с радостной усмешкой выдал:
-Ну чего ты? Идем скорее, я ужасно проголодался!


-------------------------------------------------
Конец флешбека

+1


Вы здесь » Academy Ouran » Личные эпизоды » [FB] "Эта история любви - кинозал для психопата..."(с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC